воскресенье, 25 января 2015 г.

плач российского телезрителя

Здравствуй, телевидение.

Многие сегодня горделиво утверждают, что не смотрят тебя. Я не из их числа. Во-первых, это было бы неправдой.  Во-вторых,  просто предательством, ведь я слишком многим тебе обязан.  Помню, как ты появилось в моей жизни – маленькое, черно-белое, всего с двумя  скучными каналами, переключавшимися железкой, похожей на ручку оконной рамы.  И все же в тебе было волшебство безграничных возможностей мира за пределами двора.  

А потом все изменилось.  На осколках советской идеологии родилась подчас странная, хаотичная, но такая сладкая свобода.   Ты стало интересным и разнообразным. Пожалуй, в расширении моего кругозора ты сыграло не меньшую роль, чем все те библиотеки, из которых меня  выгнали.  Ведь именно там, среди рекламы водки и «хоперинвеста»,  незамысловатой эротики и «магазинов на диване», мексиканских сериалов  и музыкальных клипов, склеенных из плохих фотографий, рождался  эксперимент. Ты искало, пробовало, росло вместе со мной.  Благодаря тебе, я пересмотрел все советские фильмы и половину мировых.  Познакомился с Туром Хейердалом, «Монти Пайтон»  и черными дырами. Узнал историю джаза и причину смерти рок-н-рола. Понял  трагедию Наполеона и  разницу между haute couture и pret-a-porter.  

Помню морозную мглу за окном, тяжеленный ранец и  отвращение, вызванное необходимостью тащиться в школу. Тогда только чашка горячего чая и «Вольтрон - защитник вселенной» примиряли с неизбежным.

Щелкая по каналам,  всегда можно было наткнуться на что-то неожиданное и стоящее.  Твои чернушные детективы были пронзительно искренни и экзистенциально печальны. Участники политических ток шоу высказывали разные мнения.  Новости и аналитические программы заставляли думать, а не давили на чувства. Существовала политическая сатира, в конце концов.

А потом наши отношения испортились. Но ты знаешь, телевидение, это произошло не только потому, что я вырос и изменил тебе с Интернетом. Ты поглупело, ожирело и перестало бороться за мое внимание.  Сериалы, что делают по твоему заказу,  те самые, в которых актеры с полной самоотдачей изображают эмоции разумного картона,  просто оскорбительны. А твои попытки адаптации успешных проектов – смехотворны и нелепы. Неужели ты не понимаешь,  что Гордон, которому удается только роль надменного бревна, не обладает ни граммом обаяния и харизмы  Натана Филлиона? Что без «банды» не будет солнечно нигде?  Что Пореченкова  ни под какими наркотиками не спутать с Хью Лори?

Нет. Буду справедлив, пусть и с опозданием в несколько лет, ты показываешь действительно достойные вещи, которые начисто убиваешь дубляжом.  Да у меня давление поднимается, когда юная роковая красавица из Нью-Йорка вдруг начинает говорить голосом немолодой, вологодской продавщицы с 20-летним стажем курения. Одним движением ты уничтожаешь труд сотен талантливых людей и многомиллионные бюджеты.  Что это, культурная диверсия или решения, принятые с похмелья?

А твои новости и все эти мерзкие «авторские» программы? Ты знаешь, телевидение, мне не обязательно знать правду, чтобы увидеть, что ты лжешь. Даже не нужно знать основные приемы пропаганды. Достаточно просто быть неглупым человеком.

А уж твои потуги шутить…  Знаешь, телевидение, почему со времен «Осторожно модерн» (кроме ребят из Реутова) у тебя так ничего  и не вышло? Потому что юмор не может быть неискренним.  Роль обслуги противоречит его свободной природе. Именно поэтому самое смешное, что получается  у остроумного Урганта – это рекламные ролики.

Порой я задумываюсь, на кого ты рассчитано. На дураков, стариков и девятиклассников? Но ведь старики умрут, а девятиклассники вырастут. Кто тогда  останется? А как же я?

Когда-то Эрих Фромм переживал, что СМИ забивают голову зрителя рекламой и низкопробным вздором. Ему повезло, что он не дожил до той разноцветной блевотины, в которую превратилось современное российское телевидение.

Как у любого нормального взрослого, у меня почти нет времени на тебя. Но иногда, когда все дела сделаны, а спать еще  рано, или когда хочется просто «потупить перед телеком» с тарелкой супа, я, как раньше, беру пульт и щелкаю по каналам. Правда, делаю это исключительно в терапевтических целях.  Десять минут эмоционального уродства и интеллектуального разложения, что ты зовешь эфиром, существенно поднимают мою самооценку.  А потом я переключаю на Discovery или History, потому что, извини, но ты конкретно отсасываешь у «кормления свиней в эдвардианскую эпоху» и аукционов потерянного багажа, не говоря уже о больших машинах.

Как же так, телевидение? Почему ты предало меня?

Комментариев нет:

Отправить комментарий